Дезинформация и её источники в демократических и авторитарных странах
Развитие СМИ и распространение социальных сетей способствуют быстрому обмену информацией, часть из которой оказывается недостоверной или является заведомо ложной. Дезинформация нередко распространяется под видом сенсаций, ярких историй и удивительных сюжетов. Информационные вбросы имеют цель привлечь внимание к теме или самому медиа, повышая его рейтинги и доходы с продажи рекламы. Нередко дезинформация распространяется для продвижения идеологической линии, теорий заговора, геополитических интересов, расистских и других радикальных взглядов. Распространением дезинформации занимаются не только пропагандисты, популисты, радикалы и тролли, но и обычные граждане, которые не удосужились проверить источники и, увидев сенсацию, сразу отправили её другу.

Вместо понятия “дезинформация” часто используются словосочитание “фейк-ньюс” или “лживые новости”. Впервые появившись в американской политике, слова “фейки” или “фейк-ньюс” быстро распространились за её пределами и стали воинствующим термином, который используется для дискредитации независимой журналистики. Демократические политики и медиа-эксперты призывают не использовать слова “фейк-ньюс” или “фейки”, потому что эти понятия значат больше, чем просто недостоверная информация.

Отвечая на обвинения в расизме и критику действий Белого Дома, Дональд Трамп регулярно называет критических журналистов fake news. В Германии понятием “лживая пресса” (Lügenpresse) пользуются праворадикалы и популисты для дискредитации медиа. Лозунг “Lügenpresse” впервые был использован нацистами в гитлеровской Германии, а с 2015 года стал снова популярным среди расистов и патриотически настроенных граждан на демонстрациях “Пегида” против беженцев, собраниях правопопулистской партии “Альтернатива для Германии” или демонстрациях против ограничительных мер во время пандемии Covid-19.

В России Владимир Путин и его пресс-секретарь Дмитрий Песков используют слово “фейки”, когда на поверхность всплывает информация, сильно отличающаяся от официальных данных Кремля. Борьба с “фейками” в России - это больше, чем предотвращение распространения дезинформации, но и ширма для цензуры, давления на независимые медиа и создание атмосферы страха за критику Кремля. Вместе с блокировкой сайтов и публикаций, которые могут не соответствовать действительсности, государственные органы блокируют независимые порталы, накладывают штрафы и лишают свободы граждан, которые публикуют разоблачения в коррупции и нарушения закона представителями государственных органов в Интернетею. Во время кризиса коронавируса в российских государственных СМИ, независимых новостных порталах и социальных сетях стали появляться противоречивые данные о заболевших и умерших, об обеспечении больниц средствами защиты, необходимым оборудованиям и мерами поддержки медицинских работников. Государственная Дума в оперативном режиме приняла “закон о фейковых новостях”, который грозит штрафом от 30 тыс. до 1,5 млн рублей и блокировкой сайта за публикацию недостоверных новостей и распространение информации, оскорбляющей общество и государство. Особенности судебной системы и правоприменения в России позволяют использовать Кремлю этот закон для ограничения свободы слова и давления на независимые СМИ.

С конца 2013 года Украина особенно активно подвергается дезинформации со стороны российских официальных СМИ, конспирологов-антиамериканистов, радикальных групп внутри страны и антиамериканских популистов из ЕС. По данным исследования компании Graphika пророссийскими силами было создано 300 сайтов, которые системно распространяли дезинформацию о ситуации в Украине через 300 сайтов, а также Facebook, Twitter и YouTube на русском, английском, немецком, французском, испанском, шведском и украинском. Во время пандемии в 2020 году в стране были зафиксированы более 150 случаев распространения паники связанной с коронавирусом. СБУ привлекла десятки пользователей социальных сетей к административной ответственности за распространение заведомо ложных данных, которые могут привести к нарушению общественного порядка. Представители самопровозглашенной “ДНР” запустили слух, что коронавирус могли создать в биологических лабораториях Украины”.

Всемирная организация здравоохранения регулярно опровергает дезинформацию о преднамеренном характере эпидемии и заявляет, что коронавирус имеет животное происхождение, а доказательств искусственного создания вируса не существует. Глава ВОЗ Тедрос Адханом Гебрейесус констатирует, что кроме пандемии COVID-19, врачам приходиться бороться с “инфодемией” пропаганды, домыслов и слухов. ВОЗ запустила отдельную страницу и договорилась с ведущими социальными сетями о политике противодействия распространения дезинформации и теорий заговора. Facebook, Twitter и YouTube адаптировали свои алгоритмы таким образом, чтобы пользователи сначала видели публикации о Covid-19 с верифицированной информацией от ВОЗ и, таким образом, противостояли формированию ложных представлений о коронавирусе. Это беспрецедентный случай сотрудничества международной организации и социальных сетей.

Пандемия ещё раз наглядно показала, что социальные сети – это не только остров свободы слова, но и место, где можно эффективно распространять ложную информацию, “сенсации” и мифы о происхождении коронавируса и вовсе его отсутствии. По всему миру десятки тысяч блогеров собирают миллионы просмотров на видео в YouTube и постах в Telegram и Facebook о заговоре вирусологов, тайных лабораториях и плану по массовому чипированию населения, разработанному лично Биллом Гейтсом. Конспирологи увязали установку антенн для мобильного интернета 5G с резким ростом числа заболевших коронавирусом. Результат дезинформации не заставил себя долго ждать. В английских Ливерпуле и Бирмингеме сожгли вышки 5G. В Северной Осетии в мае 2020 года совершили поджог обычной антенны МТС и оставили село во время пандемии на несколько дней без связи. В Германии в разгар пандемии сотни человек выходили на улицу в знак протеста против ограничительных мер и проводили так называемые “гигиено-демонстрации” (Hygiene-Demos). Насмотревшись видео YouTube-блогеров и начитавшись Telegram-каналов конспирологов, “гигиено-демонстранты” обвиняют вирусологов, правительство и концерны в манипуляции статистикой и требуют полной отмены карантина. К августу на протестные акции против ограничительных мер стали выходить десятки тысяч людей, которых объединили теории заговора, включая левые антиамериканские взгляды, праворадикальные течения и жажда борьбы против политики Меркель. Призыв одной демонстрантки к свержению “диктатуры Меркель” привёл к стычкам с полицией и попытке штурма здания Рейстага 29 августа.